Чаепитие с Евгением Онегиным: как это было

Xoxлoвкa литeрaтурный ужин

Чтo тaкoe литeрaтурный еда или чaeпитиe с Eвгeниeм Oнeгиным? Aрxитeктурнo-этнoгрaфичeский музeй Xoxлoвкa провел необычную акцию.

В Молотов приехала команда столичного журнала «Seasons of life». Здесь симпатия проведет несколько мастер-классов, создаст журнал и организует литературные ужины. Вотан из таких прошел в этнографичском музее Хохловка.

Принты из натуральных растений, собранных в Хохловке. По причине технологии ромашки, папоротник, листья деревьев отдают свои цвета и фактуры шелковой мануфактура. Цвет и рисунок достигается с помощью приготовления экстракта красителя и использования красильной кастрюли. Сии техники дают восхитительные результаты, особенно на шелке. Самое трудное в этом методе - без- разворачивать ткань раньше времени, чтобы посмотреть на цвет, сгорая ото любопытства!

Творческое занятие «Ботаник принт по ткани» к пермских мастериц провели дизайнеры из столицы. Каждый участник создал в уникальной технике окрашивания 2 платка: смирный и кашемировый. К вечеру в новых платках девушки отправились на литературный еда.

Литературная кулинария - это новое явление для Перми. Заключается оно в волюм, что абсолютно незнакомые люди собираются за одним столом и пытаются по вине шедевры кулинарии разобрать произведение. Казалось бы, что связывает яблочный пирог и Пушкина. В самом деле очень многое. Оказывается, когда Александр Сергеевич находился в ссылке в Михайловском, симпатия очень сильно полюбил это блюдо. И позже, когда  писал известие Анне Керн, он даже называл себя "Ваш яблочный пирог".

Реал накрыли в соляном амбаре 18 века с видом на красавицу Каму.

Жека Ширинкина, организатор Литературного ужина: "Это все в такой легкой форме беседы. Отдельный участник является героем".

До позднего вечера собравшиеся говорили о «тайных комнатах» в «Евгении Онегине». Читали Романчик вслух, соединяя художественное меню с документальным. Лакомились яблочным пирогом, любимым Анной Столбик, бланманже с именинного стола Татьяны, вспоминали ларинские блины и онегинский страсбургский пирог. Гадали для романной гуще «Онегина», приближаясь к смыслам, скрытым в кулинарных образах стихотворного романа.