«Это был ад» — заявления о теракте на Дубровке

Рoвнo 14 лeт нaзaд в Мoсквe был сoвeршён тeрaкт, унёсший бoлee стa жизнeй. Oн пoлучил нaзвaниe «тeрaкт нa Дубрoвкe», может ли быть «Нoрд-Oст» — пo нaзвaнию мюзиклa, шeдшeгo в зaxвaчeннoм тeaтрaльнoм цeнтрe. 23 oктября вooружённым тeррoристaм вo глaвe с Мoвсaрoм Бaрaeвым удaлoсь зaxвaтить тeaтрaльный цeнтр нa ул. Мeльникoвa, 7. Тeрaкт зaвeршился спeцoпeрaциeй силoвикoв 26 oктября.

ИA REGNUM публикуeт зaявлeния o сoбытияx нa Дубрoвкe в пeриoд кoнцa oктября 2002 гoдa и пoслeдниx лeт.

Чтo гoвoрили

Aдлaн Мaгoмaдoв, пoлнoмoчный прeдстaвитeль Чeчeнскoй Рeспублики подле прeзидeнтe Рoссийскoй Фeдeрaции, 24 oктября 2002 гoдa: «Автор, мoскoвскиe чeчeнцы, гoтoвы стaть зaлoжникaми тeррoристoв, кaкoй бы нaциoнaльнoсти oни ни были. Бoлee тoгo, наша сестра гoтoвы вмeстe с группoй «Aльфa» с oружиeм в рукax пoйти нa набег тeaтрa. Нaм пoкa нe извeстнo, ктo мoг зaxвaтить заложников, однако мы просим московские власти и общественность быть осторожными в оценках происходящего».

Генуся Гудков, депутат Госдумы, 24 октября 2002 года: «Террористы выдвигают неприемлемые политические запросы, в частности, речь идет о прекращении военных действий в Чечне».

Русланка Аушев, президент Ингушетии, 26 октября 2002 года: «Террористы беспримерно раздраженны и настроены крайне решительно. Они готовы к крайним мерам».

Юка Лужков, мэр Москвы, 26 октября 2002 года: «Процесс прошла блестяще».

Юрий Лужков, мэр Москвы, 26 октября 2002 лета: «Виктор Казанцев как полпред президента в Южном федеральном округе держи переговорах сегодня в 10:00 вышел бы на этих бандитов. Ты да я хотели эти переговоры проводить в режиме мирного решения. Да террористы пришли в неравновесное психологическое состояние, и в этом состоянии они начали задавить заложников, что и стало причиной начала штурма».

Володюша Васильев, замминистра МВД, 26 октября 2002 года: «Объединение предварительным данным задержано 36 боевиков. Сейчас террористы знают о заложниках с огромной форой больше, чем вчера, поэтому всем, кого освободили, и их близким нужно взяться осторожней».

Владимир Васильев, замминистра МВД, 26 октября 2002 лета: «В случае неудачи операции мы могли потерять тысячу куверта и более. Решение о штурме было правильным. Была информация, подобно как многие погибли от спецсредств, которые применялись при проведении операции. Сие не так. Оперативный штаб принимал все условия террористов, шел получи и распишись самые сложные, надуманные претензии. Мы пытались выполнить по сей день требования бандитов. Но те угрозы, которые мы слышали, заставляли нас куда серьезно подходить к вопросу предотвращения взрыва захваченного здания. Велась глубокая профессиональная производительность. Были задействованы все средства. Исчерпаны возможности максимального вывоза заложников, возле этом отдельно шли переговоры об освобождении детей. Возникла реальная прещение, поэтому и был реализован план спецоперации. Мы несем по (по грибы) это ответственность. Действия штаба будут оценены прокуратурой».

Ладя Васильев, замминистра МВД, 26 октября 2002 года: «Затея, к сожалению, пошла не совсем по плану, но автор этих строк предусматривали и такой исход событий».

Леонид Рошаль, вождь отделения неотложной хирургии и травматологии Научного центра здоровья детей РАН, 26 октября 2002 возраст: «В следующий раз я поступлю точно так же. Подобно ((тому) как) всегда действовал, оперируя и чеченских детей, и русских, и любых других национальностей. И мало-: неграмотный только о детях речь, хотя их спасение в условиях катастроф и ситуаций, подобных нынешней, — нормальная головоломка любого специалиста и вообще любого порядочного человека. Для врача около спасении людей нет различия их по цвету кожи али по цвету политических убеждений. Поясню примером. В августе 1991 годы я добровольно пошел к Белому дому. Конечно, мне, как и многим другим, безграмотный хотелось возвращаться к худшему в нашей недавней истории. Но малограмотный это сыграло решающую роль. Я, в общем-то, особых симпатий и пристрастий ни к праздник, ни к другой стороне не испытывал. Но там собрались тысячи людей, трагическая, кровавая завершение была вполне вероятна. Я подумал: если все это инуде начнется, кто будет оказывать помощь? Поэтому я был позднее. И там же были сотни таких же медиков, (как) будто я. По этим же личным мотивам я оказался рядом с пробка, где шел «Норд-Ост».

Президент РФ Володюка Путин, 26 октября 2002 года: «Дорогие соотечественники! В сии дни мы вместе пережили страшное испытание. Все наши мысли были о людях, оказавшихся в руках вооруженных подонков. Автор надеялись на освобождение попавших в беду, но каждый изо нас понимал, что надо быть готовыми к самому худшему. Пока рано утром проведена операция по освобождению заложников. Посчастливилось сделать почти невозможное — спасти жизни сотен, сотен людей. Наш брат доказали, что Россию нельзя поставить на колени. Же сейчас я, прежде всего, хочу обратиться к родным и близким тех, кто такой погиб.

Мы не смогли спасти всех. Простите нас. Воспоминания о погибших должна нас объединить. Благодарю всех граждан России по (по грибы) выдержку и единство.

Особая благодарность всем, кто участвовал в освобождении людей. По-старому всего, сотрудникам спецподразделений, которые без колебаний, рискуя собственной жизнью, боролись после спасение людей.

Мы признательны и нашим друзьям во во всех отношениях мире за моральную и практическую поддержку в борьбе с общим врагом. Сей враг силен и опасен, бесчеловечен и жесток. Это — межнациональный терроризм. Пока он не побежден, нигде в мире сыны Земли не могут чувствовать себя в безопасности. Но он причитается) быть побежден. И будет побежден.

Сегодня в больнице я разговаривал с одним изо пострадавших. Он сказал: «Страшно не было — была решительность, что будущего у террористов все равно нет». И сие — правда. У них нет будущего. А у нас — (за)грызть».

Спустя годы…

Сергей Ястржембский, помощник президента РФ в 2000—2004 гг., 2013 время: «Трагедия есть трагедия, и когда гибнет такое величина людей, ну, и плюс стрессовое ощущение, через которое пишущий эти строки прошли во время работы рядом с «Норд-Остом» — до сей поры равно это остаётся глубокой занозой и внутренней болью. Я думаю, кое-что это никогда не изменится. Я получил информацию на шайтан-коробочка о том, что случился захват, от дежурного по управлению. Я был в центре Москвы, и точка в точку через 10−15 минут я был на месте — видимостям), одним из первых, потому что ещё даже оцепления маловыгодный было.

Мы создали небольшую информационную группу, я был руководителем сего небольшого штаба, мы оттуда не уходили до последнего момента — раньше момента освобождения театрального центра, и старались давать информацию СМИ поверх небольшие промежутки времени, фактически в режиме реального времени, потому что что понимали, что интерес нужно удовлетворять.

Я общался с некоторыми людьми, которые приезжали тут, в том числе и по требованиям террористов, которые выводили заложников — в книга числе с Иосифом Кобзоном. Я разыскивал Анну Политковскую, она была названа промеж тех лиц, с которыми они были готовы общаться. До какой (степени я помню, мы с Анной передавали большое количество воды, питания во (избежание людей, которые находились в театре. Я видел заложников, которые вышли с Кобзоном. Без лишних разговоров уже не помню, подводили мы их к прессе не то — не то нет, но, безусловно, эти люди были в состоянии глубокого психологического шока, и наш брат не хотели злоупотреблять их вниманием. Пресса к этому относилась с большим пониманием.

Когда-нибудь произошло освобождение, то какую-то группу журналистов, личность 20, мы привели в зал, по свежим следам, и ощутили и наличность газа, и видели трупы террористов, в разных позах застывшие. У нас было ощущеньице, что всё завершено, и работа была проведена спецназом замечательно. А вот момент выхода из этой ситуации — после этого, видимо, образовалась информационная пробка — то ли с формулой антидота, в таком случае ли ещё что-то. Только здесь могла закрасться неправильность, а что касается самой операции, то она была проведена хорошенько».

Юрий Лужков, экс-мэр Москвы, 22 октября 2013 возраст: «Мы знали, что в центре зала установлено взрывное компонент, способное полностью уничтожить театральный центр и повредить многие здания окрест. Этого нельзя было допустить. Ну и, конечно, тревога по (по грибы) жизни тысячи человек, многие из которых молодые миряне, даже несовершеннолетние, все это накладывало отпечаток на атмосферу в штабе. <…> «Альфа» и «Вымпел» со своей задачей справились блестяще. Они не допустили подрыва театрального центра, уничтожили всех боевиков и спасли подавляющее большинство заложников. <…> По вопросам оказания экстренной медицинской помощи во время спасательной операции медики контактировали с оперативным штабом. Честно говоря, я не понимаю, в чьих интересах было скрывать эту информацию, когда у всех была задача — она именно так и ставилась — максимально спасти заложников».

Валер Драганов, депутат Госдумы, 2011 год: «Я не могу условиться с теми, кто говорит: «Какие же они негодяи! Погибли род (человеческий, а они называют операцию «успешной». А у них несхожий довод: что могли погибнуть все, а угроза взрыва была очевидной, сие я могу свидетельствовать. Это обязательно произошло бы, потому кое-что разрядка наступает в двух случаях: либо они, либо их. Они с удовольствием бы отправились получи и распишись тот свет вместе с теми, кого захватили».

Отпечаток с “Норд-Оста”

«Это был ад» — заявления о теракте на Дубровке

Рoвнo 14 лeт нaзaд в Мoсквe был сoвeршён тeрaкт, унёсший бoлee стa жизнeй. Oн пoлучил нaзвaниe «тeрaкт нa Дубрoвкe», река «Нoрд-Oст» — пo нaзвaнию мюзиклa, шeдшeгo в зaxвaчeннoм тeaтрaльнoм цeнтрe. 23 oктября вooружённым тeррoристaм вo глaвe с Мoвсaрoм Бaрaeвым удaлoсь зaxвaтить тeaтрaльный цeнтр нa ул. Мeльникoвa, 7. Тeрaкт зaвeршился спeцoпeрaциeй силoвикoв 26 oктября.

ИA REGNUM публикуeт зaявлeния o сoбытияx нa Дубрoвкe в пeриoд кoнцa oктября 2002 гoдa и пoслeдниx лeт.

Чтo гoвoрили

Aдлaн Мaгoмaдoв, пoлнoмoчный прeдстaвитeль Чeчeнскoй Рeспублики подле прeзидeнтe Рoссийскoй Фeдeрaции, 24 oктября 2002 гoдa: «Пишущий эти строки, мoскoвскиe чeчeнцы, гoтoвы стaть зaлoжникaми тeррoристoв, кaкoй бы нaциoнaльнoсти oни ни были. Бoлee тoгo, да мы с тобой гoтoвы вмeстe с группoй «Aльфa» с oружиeм в рукax пoйти нa атака тeaтрa. Нaм пoкa нe извeстнo, ктo мoг зaxвaтить заложников, да мы просим московские власти и общественность быть осторожными в оценках происходящего».

Генуля Гудков, депутат Госдумы, 24 октября 2002 года: «Террористы выдвигают неприемлемые политические запросы, в частности, речь идет о прекращении военных действий в Чечне».

Русланка Аушев, президент Ингушетии, 26 октября 2002 года: «Террористы без памяти раздраженны и настроены крайне решительно. Они готовы к крайним мерам».

Юка Лужков, мэр Москвы, 26 октября 2002 года: «Процесс прошла блестяще».

Юрий Лужков, мэр Москвы, 26 октября 2002 лета: «Виктор Казанцев как полпред президента в Южном федеральном округе держи переговорах сегодня в 10:00 вышел бы на этих бандитов. Ты да я хотели эти переговоры проводить в режиме мирного решения. Да террористы пришли в неравновесное психологическое состояние, и в этом состоянии они начали задавить заложников, что и стало причиной начала штурма».

Володюша Васильев, замминистра МВД, 26 октября 2002 года: «Объединение предварительным данным задержано 36 боевиков. Сейчас террористы знают о заложниках незначительно больше, чем вчера, поэтому всем, кого освободили, и их близким нужно взяться осторожней».

Владимир Васильев, замминистра МВД, 26 октября 2002 лета: «В случае неудачи операции мы могли потерять тысячу куверта и более. Решение о штурме было правильным. Была информация, подобно как многие погибли от спецсредств, которые применялись при проведении операции. Сие не так. Оперативный штаб принимал все условия террористов, шел получи и распишись самые сложные, надуманные претензии. Мы пытались выполнить по сей день требования бандитов. Но те угрозы, которые мы слышали, заставляли нас куда серьезно подходить к вопросу предотвращения взрыва захваченного здания. Велась глубокая профессиональная производительность. Были задействованы все средства. Исчерпаны возможности максимального вывоза заложников, присутствие этом отдельно шли переговоры об освобождении детей. Возникла реальная тучи сгустились, поэтому и был реализован план спецоперации. Мы несем из-за это ответственность. Действия штаба будут оценены прокуратурой».

Владеть миром Васильев, замминистра МВД, 26 октября 2002 года: «Кампания, к сожалению, пошла не совсем по плану, но наша сестра предусматривали и такой исход событий».

Леонид Рошаль, вожак отделения неотложной хирургии и травматологии Научного центра здоровья детей РАН, 26 октября 2002 возраст: «В следующий раз я поступлю точно так же. Подобно ((тому) как) всегда действовал, оперируя и чеченских детей, и русских, и любых других национальностей. И мало-: неграмотный только о детях речь, хотя их спасение в условиях катастроф и ситуаций, подобных нынешней, — нормальная дилемма любого специалиста и вообще любого порядочного человека. Для врача возле спасении людей нет различия их по цвету кожи либо — либо по цвету политических убеждений. Поясню примером. В августе 1991 лета я добровольно пошел к Белому дому. Конечно, мне, как и многим другим, невыгодный хотелось возвращаться к худшему в нашей недавней истории. Но безграмотный это сыграло решающую роль. Я, в общем-то, особых симпатий и пристрастий ни к праздник, ни к другой стороне не испытывал. Но там собрались тысячи людей, трагическая, кровавая завершение была вполне вероятна. Я подумал: если все это инуде начнется, кто будет оказывать помощь? Поэтому я был позднее. И там же были сотни таких же медиков, (как) будто я. По этим же личным мотивам я оказался рядом с пробка, где шел «Норд-Ост».

Президент РФ Володюка Путин, 26 октября 2002 года: «Дорогие соотечественники! В сии дни мы вместе пережили страшное испытание. Все наши мысли были о людях, оказавшихся в руках вооруженных подонков. Автор надеялись на освобождение попавших в беду, но каждый изо нас понимал, что надо быть готовыми к самому худшему. Пока рано утром проведена операция по освобождению заложников. Посчастливилось сделать почти невозможное — спасти жизни сотен, сотен людей. Наш брат доказали, что Россию нельзя поставить на колени. Же сейчас я, прежде всего, хочу обратиться к родным и близким тех, кто такой погиб.

Мы не смогли спасти всех. Простите нас. Воспоминания о погибших должна нас объединить. Благодарю всех граждан России по (по грибы) выдержку и единство.

Особая благодарность всем, кто участвовал в освобождении людей. До всего, сотрудникам спецподразделений, которые без колебаний, рискуя собственной жизнью, боролись вслед спасение людей.

Мы признательны и нашим друзьям во во всем мире за моральную и практическую поддержку в борьбе с общим врагом. Нынешний враг силен и опасен, бесчеловечен и жесток. Это — интернациональный терроризм. Пока он не побежден, нигде в мире сыны Земли не могут чувствовать себя в безопасности. Но он причитается) быть побежден. И будет побежден.

Сегодня в больнице я разговаривал с одним изо пострадавших. Он сказал: «Страшно не было — была победительность, что будущего у террористов все равно нет». И сие — правда. У них нет будущего. А у нас — глотать».

Спустя годы…

Сергей Ястржембский, помощник президента РФ в 2000—2004 гг., 2013 время: «Трагедия есть трагедия, и когда гибнет такое добыча людей, ну, и плюс стрессовое ощущение, через которое автор этих строк прошли во время работы рядом с «Норд-Остом» — безвыездно равно это остаётся глубокой занозой и внутренней болью. Я думаю, будто это никогда не изменится. Я получил информацию на шайтан-коробочка о том, что случился захват, от дежурного по управлению. Я был в центре Москвы, и точка в точку через 10−15 минут я был на месте — по всей (вероятности, одним из первых, потому что ещё даже оцепления маловыгодный было.

Мы создали небольшую информационную группу, я был руководителем сего небольшого штаба, мы оттуда не уходили до последнего момента — вплоть до момента освобождения театрального центра, и старались давать информацию СМИ путем небольшие промежутки времени, фактически в режиме реального времени, в силу того что что понимали, что интерес нужно удовлетворять.

Я общался с некоторыми людьми, которые приезжали если на то пошло, в том числе и по требованиям террористов, которые выводили заложников — в книжка числе с Иосифом Кобзоном. Я разыскивал Анну Политковскую, она была названа посредь тех лиц, с которыми они были готовы общаться. До какой (степени я помню, мы с Анной передавали большое количество воды, питания в (видах людей, которые находились в театре. Я видел заложников, которые вышли с Кобзоном. Без лишних разговоров уже не помню, подводили мы их к прессе аль нет, но, безусловно, эти люди были в состоянии глубокого психологического шока, и наш брат не хотели злоупотреблять их вниманием. Пресса к этому относилась с большим пониманием.

Как-нибуд произошло освобождение, то какую-то группу журналистов, засранец 20, мы привели в зал, по свежим следам, и ощутили и наличность газа, и видели трупы террористов, в разных позах застывшие. У нас было парестезия, что всё завершено, и работа была проведена спецназом классически. А вот момент выхода из этой ситуации — тут. Ant. там, видимо, образовалась информационная пробка — то ли с формулой антидота, в таком случае ли ещё что-то. Только здесь могла закрасться неправильность, а что касается самой операции, то она была проведена распрекрасно».

Юрий Лужков, экс-мэр Москвы, 22 октября 2013 лета: «Мы знали, что в центре зала установлено взрывное уклад, способное полностью уничтожить театральный центр и повредить многие здания кругом. Этого нельзя было допустить. Ну и, конечно, тревога по (по грибы) жизни тысячи человек, многие из которых молодые челядь, даже несовершеннолетние, все это накладывало отпечаток на атмосферу в штабе. <…> «Альфа» и «Вымпел» со своей задачей справились блестяще. Они не допустили подрыва театрального центра, уничтожили всех боевиков и спасли подавляющее большинство заложников. <…> По вопросам оказания экстренной медицинской помощи во время спасательной операции медики контактировали с оперативным штабом. Честно говоря, я не понимаю, в чьих интересах было скрывать эту информацию, когда у всех была задача — она именно так и ставилась — максимально спасти заложников».

Валера Драганов, депутат Госдумы, 2011 год: «Я не могу условиться с теми, кто говорит: «Какие же они негодяи! Погибли сыны) Адама, а они называют операцию «успешной». А у них другого пошиба довод: что могли погибнуть все, а угроза взрыва была очевидной, сие я могу свидетельствовать. Это обязательно произошло бы, потому чисто разрядка наступает в двух случаях: либо они, либо их. Они с удовольствием бы отправились получи и распишись тот свет вместе с теми, кого захватили».

Фотокарточка с “Норд-Оста”