Кот по имени Брексит, или Почему Великобритания не спешит выходить из ЕС

Умoм Вeликoбритaнию нe пoнять: пoслe тoгo, кaк xoтя бы и нeбoльшим, нo всe жe бoльшинствoм гoлoсoв бритaнцы прoгoлoсoвaли зa выxoд с Eврoсoюзa, oни жe вдруг нaчaли прoявлять явнoe нeжeлaниe изо нeгo выxoдить. В тo врeмя, кaк прaвитeльствo Тeрeзы Мэй oпрeдeлилo срoк исполнение) пoдaчи зaявлeния o выxoдe – пaрлaмeнт стрaны чeрeз суд пoлучил прaвo этo рeшeниe зaблoкирoвaть.
Внeшнe кaжeтся, чтo пoвeдeниe Вeликoбритaнии нaпoминaeт пoвeдeниe кoтa у двeри: oн трeбуeт oткрыть eму и дать свободу, нo кaк тoлькo двeри oткрoются – сaдится нa пoрoгe и глубoкo зaдумывaeтся o чeм-тo вaжнoм, всeм свoим видoм давая войти в суть дела, что выходить он, в общем-то, никуда и не собирался. Так только двери снова закроются – и снова начинается возмущенное мяукание и активное царапанье…
Как мне кажется, что многие жители Соединенного Королевства, которые проголосовали из-за выход их страны из ЕС, на самом деле отнюдь не хотели побеждать и выходить – они просто хотели, дай вам “дверь” была всегда открытой и можно было бы водить торги с неуступчивыми брюссельскими евробюрократами, выцарапывая себе преимущества и угрожая сим выходом.
А парламент не спросили?
Впрочем, в пи тех британцев новая глава британского правительства Тереза Мэй точь-в-точь не входит – она настроена весьма решительно. По крайней мере, донья премьер Ее Величества успела определить четкий план: через некоторое время, в конце марта следующего года заявление Великобритании о выходе изо Евросоюза должно лечь на стол президента Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера, потом чего в течение двух лет вестимутись переговоры о процессе сего выхода. Однако, британский парламент вдруг почувствовал себя оскорбленным и пусть даже подал иск в суд, требуя, чтобы любые подобные поведение должны были сначала быть одобренными законодателями.
Лондонский первая инстанция вынес своей вердикт в пользу парламентариев. Приговор таков: минус решения парламента правительство не имеет права подавать иск о выходе из ЕС. Естественно, что сама Тереза Мэй официально назвала это решение “разочаровывающим” и даже решила с ним малограмотный согласиться – Кабинет министров подал апелляцию в Высший суд Великобритании. Ее аргументирование: большинство британцев проголосовали на референдуме 23 июня ради выход – значит, следует подчиниться их воле, о чем туточки спорить?
На самом деле, корень конфликта заключается как в том, что Нижняя палата британского парламента, Палата общин (а как она является более эффективной, более влиятельной в британской политике, к тому а, в отличие от Палаты лордов, именно она избирается всеобщими выборами), просто-напросто переполнена противниками брексита, которые стремятся любой ценой во вкусе посмотреть результат референдума, то по крайней мере будь здоров – хотя бы на десятилетия – затянуть процесс выхода страны изо ЕС. Тереза Мэй последовательно отказывалась выносить вопрос о сроке выхода нате обсуждение парламента – но теперь, как она проигрывает свою апелляцию, симпатия будет вынуждена это сделать. В этом случае брексит и получи самом деле может затянуться, как говорится, “до бабьей жемчужная (30 лет)”.
“Некоторые любят погорячее”

Тереза Мэй
Завлекательно, что как сторонники, так и противники брексита из числа британских политиков никак не связывают этот вопрос со своей партийной принадлежностью. И тёцка, и другие могут быть хоть консерваторами, хоть лейбористами, аж либералами (правда, среди последних противников выхода из Нашел все же значительно меньше). Сейчас же, когда руководство сделало попытку взять выполнение этого решения исключительно в близкие руки – его действиями возмутились все. Бывший шеф оппозиционной партии лейбористов Эд Миллибэнд заявил: “Десятая спица не уполномочивал Терезу Мэй на тайные переговоры” – имея в виду отнюдь не только ее решение о дате подачи заявления на исход, но и ее посягательства на единоличное “построение” этого выхода.
В свою кортеж, депутаты-консерваторы также настаивают на том, что они называют “мягким” выходом – хоть, откровенно сказать, их предложение следует, скорее, назвать “перманентным выходом”. По мнению их мнению, так называемый “жесткий” выход будет помечать полную потерю для Великобритании внутреннего рынка Евросоюза. Понадобилось бы перезаключать огромное часть контрактов и учитывать гигантские дополнительные расходы. С другой стороны, пришлось бы работать более жестким законодательство про европейских иностранцев, живущих и работающих в Великобритании, и переваривать с тем, что по подданным Ее Величества, которые живут и работают в Европе, равным образом прекратило бы свое действие общеевропейское закогодавство. А вот, неравно выходить “вечно” – то можно ничего не менять и пальцевать свое “кошачье” упрямство, вечно сидя на пороге и нуль от этого не теряя …
Летят “утки”
Британские газеты и вновь подняли по этому поводу самую настоящую баталию, опережая одна другую в добыче “черных вестей”. В в таком случае же время, как Times предостерегает от возможности экономического коллапса Великобритании с-за брексита, Financial Times сообщает о выходе из страны первого крупного баночка – российского “Внешторгбанка”. Впрочем, последнее сообщение оказалось “уткой”, а заставило многих потрястись.
Апокалиптические сценарии брексита размножающиеся в один миг – даже если непонятно, насколько они реальны. Та но Times, ссылаясь на некое “внутреннее исследование” правительства, сообщает, почто в ближайшие 15 лет экономика Великобритании “похудеет” почти получи и распишись 10 процентов – что, по данным Минфина, соответствует сокращению налогов нате 66 млрд фунтов ( 73 млрд евро) в год.
До какой степени острыми являются все эти “пост-референдумные” дебаты, демонстрирует и упущение, которую допустила Financial Times: газета сообщила, что ВТБ переносит свою европейскую руководящий орган-квартиру из Лондона, но и штаб-квартира находится в общем-так в Вене. Собирались, однако, переносить ее во Франкфурт-в-Майне, но к Лондону это уж точно никакого связи не имеет.
На самом деле, ни Вотан банк еще не сообщал о том, что покидает Британские острова – сермяга, это не значит, что это вовсе не планируется. Т. е. банки, так и крупные международные концерны, которые держат домашние европейские штаб-квартиры в Великобритании, просто выжидают: если брексит весь же осуществится – они пойдут, потому что эти ставка-квартиры, в конце концов, являются европейскими и держать их вовне ЕС нет никакого смысла. А вот, если выход Британии изо ЕС затянется – и идти никуда не надо.

Еврооптимизм вслед пределами ЕС
На фоне всей этой, ужасно масштабной, истории следует отметить, что на сегодняшний понедельник не одни британцы предпочли бы, если не истечь из ЕС, то хотя бы ослабить центростремительной тенденции в недрах Евросоюза – иначе говоря, приостановить или вообще прекратить перемена ЕС в какую-то такую “сверхдержаву” с централизованным управлением. На (место этого же – ввести в действие своеобразный “Евросоюз-лайт”, идеже страны-члены получили бы обратно значительную часть своих государственных прерогатив, которые они делегировали Брюсселю около вступлении. За это выступают Голландия и Италия, Бельгия и страны в среднем называемой “Вышеградской четверки” – Польша, Чехия, Словакия и Венгрия.
Вот то-то и оно поэтому европейцы особенно удивлены даже не “Еврооптимизмом”, а настоящим “евроэнтузиазмом”, какой-нибудь проявляют жители стран за пределами Евросоюза, стран, которые хотели бы в него проникнуть. Ant. выйти. В первую очередь – Сербии, Молдовы и Украины, где, по данным статистических опросов, идею вступления в Сделал все еще поддерживает большинство.
Впрочем, и в этом случае, по-видимому, стремление вступить в Евросоюз медленно, но верно приобретает наружность “кошачьей психологии”: вступлению – да, но когда именно – сие вопрос другой. Нам и на пороге неплохо – чтобы бы двери оставались открытыми …